Заколдованная дочь или немного чешского фолка

Сегодня обратимся к чешскому фольклору и фолку. Услышать на радио, которое специализуется на роке, акустическую песню с хором и словами из простонародной песни… это как минимум было очень неожиданно.

История создания альбома, на котором была записана эта песня, начинается с того момента, как Ярославу Хутке (Jaroslav Hutka) запрещают играть его собственные песни. (Запрещают, понятное дело, чиновники, запуганные советским вторжением 1968 года.) Так что из всего репертуара остаются «официальными» только фольклорные песни. Но именно благодаря этим запретам Ярослав обращается к чешскому народному творчеству, записанному разными собирателями народного наследия, такими как — Karel Jaromír Erben, František Sušil, František Bartoš.

Песня, о которой пойдет речь ниже, вышла на втором альбоме Ярослава Хутки «Vandrovali hudci» (рус. «Странствовали музыканты»). Записан он был 5 января 1976 года в Брне на публичном концерте c названием «Ярослав Хутка поёт классику фольклора». В качестве аккомпанемента выступал музыкант Радим Хладик (Radim Hladík) с гитарой и Федор Фрешо (Fedor Frešo) с басовой мандолиной.

Ярослав Хутка, Радим Хладик и Федор Фрешо в Брне (1976 год)
Та самая басовая мандолина и как видно — довольно много народу на концерте.

Найти выложенный целый альбом полностью не вышло, но добрые люди выложили оцифрованные версии всех песен с грампластинки:

Но прежде чем прочитать текст, я предлагаю маленькую игру по чешскому языку для которой не нужно знание чешского.

Чешский и русский ведь очень похожи, не так ли? Попробуете угадать значения двух слов из этой песни? (После того как загадаете перевод, проверьте себя — наведите курсор на пустое место в скобках или обведите текст, если Вы читаете с телефона):
— housle (скрипка)
— mládenec (юноша, парень)
(Поздравляю! Теперь и Вы знаете, что такое «ложные друзья переводчика» на личном опыте.)

А теперь самое время обратиться к тексту песни. Он был взят из народной песни, записанной Карлом Яромиром Эрбеном в приблизительно 1864 году. Поэтому ниже находится перевод именно исходной версии песни, записанной в далеком 1864.
Звездочкой (*) обозначены строки, которых нет в версии песни от Ярослава Хутки.

По-русски
По-чешски

Странствовали музыканты

Странствовали музыканты,
два красивых юноши.

Сказал один другому,
брат брату своему:

„Послушай, милый брат!
Знаю я дерево прекрасное.

Дерево кленовое,
для скрипок хорошее.

Пойдем, его срубим,
скрипки сделаем.

Скрипки — мне и тебе,
Чтобы сыграть самим себе.“

Когда первый раз рубанули,
дерево заохало.

Когда во второй раз рубанули,
кровь полилась.

Когда в третий раз рубанули,
дерево сказало:

„Не рубите меня, музыканты,
вы — прекрасные юноши!

Но я — не дерево,
я — кровь и тело.

Я — прекрасная девушка,
из этого городка.

Мать меня заколдовала,
когда я воду набирала.

Когда я воду набирала и
с милым все еще стояла.

* Чтобы я одеревенела
* и клёном была.

* Клёном высоким
* с листками широкими.

Идите, музыканты, идите,
моей матери сыграйте.

Сыграйте у двери
о ее дочери.“

Музыканты начали играть,
матушка заплакала.

„Не играйте мне, музыканты,
вы — прекрасные юноши!

Ничего вы мне не играйте,
не бейте по больному месту.

Достаточно у меня горя,
Ведь дочери своей у меня нет.“

* Пренесчастная мать,
* что проклинает своих детей!

Vandrovali hudci

Vandrovali hudci,
dva pěkní mládenci.

Řek’ jeden druhému,
bratr bratru svému:

„Slyšíš, milý bratře!
vímť já dřevo krásné.

Dřevo javorové,
na housličky dobré.

Pojďme, je utněme,
houslí nadělejme.

Houslí mně a tobě,
ať zahrajem sobě.“

Když ponejprv ťali,
dřevo zavzdychalo.

Když podruhé ťali,
krev se vyprýštila.

Když potřetí ťali,
dřevo promluvilo:

„Nesekejte, hudci,
vy pěkní mládenci!

Však já nejsem dřevo,
jsem já krev a tělo.

Jsem pěkná děvečka
tu z toho městečka.

Matka mě zaklela,
když jsem vodu brala.

Když jsem vodu brala,
s milým si postála:

* Abych zdřevěněla
* a javorem byla.

* Javorem vysokým
* s tím listem širokým.

Jděte, hudci, jděte,
mé matce zahrejte.

Zahrejte u dveří
o té její dceři.“

Hudci počnou hráti,
matička plakati.

„Nehrejte mi hudci,
vy pěkní mládenci!

Nic vy mi nehrejte,
v srdce nebodejte.

Dosti já hoře mám,
když dcery své nemám.“

* Přenešťastná máti,
* co klne své děti!

Источник: Prostonárodní české písně a říkadla

Если у Вас по прочтению текста также как и у меня возник вопрос — «почему мать заколдовала дочь и в чем все-таки была конфликтная ситуация?», то я поделюсь ответом чеха на него:

«Стояла со своим любовником, и мать заколдовала ее потому, что дочь потеряла порядочность в ее глазах. Возможно.
Этой сказке 150 лет, так что мнение об отношениях/сексуальности тогда было другое и также тот чешский часто сильно отличался от нынешнего. …».
(Итого: даже чехи не понимают о чем идет речь и отмазываются тем, что это старочешский язык laugh )

P.S. Мне было интересно ее переводить, потому что тут идёт чешский и словацкий вперемешку. Например, название «Vandrovali hudci» состоит из словацких слов. По-чешски бы это было что-то вроде — «Putovali hudebníky». Но близость языков чувствуется настолько, что найти в словацком толковом словаре слово и понять его смысл изучая только чешский — вполне реально.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *